Глупости

18:40 

Рюи
Трусы на люстре,потому что ты дизайнер?
I - Ведьма.

Горошины рассыпаются по полу раскатом грома, и кухня наполняется запахом озона. Четыреста семнадцатая горошинка, проскользнув в щель, прячется под половицей. Если приложить ухо, будет слышно, как неуловимо она растет. Пока еще внутри себя. Следом за горохом отправляется чечевица, просо, пшено, гречиха и еще какой-то шустрый зеленовато-малиновый злак. Весь пол укрыт разноцветным, раскатившимся ковром.
-Ай-яй-яй, - разводит руками ведьма. -Ай-яй-яй, - зевает с потолочной балки ведьмачий кот.
Шут глядит из-под своего цветастого колпака умоляюще и лютня у него в руках жалобно дрожит и ноет струнами.
-Я, - дрожит и ноет Шут, - не уйду. Снежная буря потихоньку стаивает с его расписного кафтана.
-Не уйдет, - сипит с потолка кот.
Ведьма хмурится.
-Не уйду. Сваришь зелье, чтобы Принцесса меня полюбила, или останусь с тобой!
-Глупец. Принцесса никогда не полюбит шута. А это ты должен изменить сам.
-Останется, - взмуркивает кот и поводит ухом.
Ведьма хмурится.
-Останусь ведь, - ухмыляется Шут.
-Думаешь, ведьме и шута довольно?
-Думает, - жмурится кот.
Шут улыбается и пощипывает лютню.
-Ну что же, - Ведьма хмурится, - Собери, что просыпалось. До последнего зернышка.
И Шут падает на колени, ползет по полу, волоча за собой расстроенную лютню, копошится среди растеряных зерен, поглядывает на полосатые ведьмины чулки снизу вверх.
-Я соберу, - уверяет Шут и, прищурившись, сквозит темным глазом ведьме под юбку.
-Собери, - соглашается Ведьма, - А я отлучусь.
-Куда? - звенят хором Шут с лютней.
-За прошлогодним снегом.
-Аааа, - соглашается Шут и ползет мимо, выбирая горошины.
Ведьма едва заметно качает головой - глупец, а ведьмачий кот отделяется от потолка и прыгает ей на руки, на лету превращаясь в метлу. Ведьма и кот взмывают ввысь, улетучиваются через трубу.
Шут остается один, ползает и бормочет.
Горошина под половицей дает ростки, выбрасывает первые листочки, побег завивается и взламывает пол, пробиваясь наверх, заполняет кухню. Ведьмина башня трясется, стены крошатся под натиском горохового ростка, крыша раскалывается пополам. Шут в страхе вопит, вжимаясь в угол, обнимает перепуганную лютню. Ведьмины сундуки и шкафчики раскрываются и оттуда сыпятся черные птицы, галки, вороны, поднимаются на крыло и шумно улетают прочь сквозь основные нити покрывала снежной бури.
Гороховый росток тянет во все стороны, во все уголки свои усики и цепляет Шута за воротник. Лишившись сознания, Шут безвольно, впрочем, как всегда, обмякает в зеленых путах, но по-прежнему цепко держится за свою жалобную лютню.
А горох все растет, все вьется сквозь пургу, сквозь заснеженный лес.

Утром Шут, как обычно, проснется в обнимку с лютней у запертой двери в Принцессину спальню. Опутанный засохшими усиками горохового ростка.


II - Дракон.

Из пещеры видно как идет снег.
Будто вход занавешен кисейным плетением. Как ажурные шали молоденьких девушек с лугов подгорья. Как созревшие одуванчики. Как гагачий пух-перо.
Белое кружевное полотно с алмазной искоркой. Обманчиво мягкое, если только смотреть, положив голову на лапы. Скучно. Рыцари в такую погоду драконобороться не ходят.
Дохнув с огоньком, Дракон пробивает в снегопадье брешь, но она немедленно исчезает, стоит иссякнуть пламени.
Снежинки стягивают и укрывают собой все звуки, и все же за порогом слышится обманчивый шорох. Дракон слушает, а потом выглядывает наружу, вытянув шею, выдыхает еще одну прореху в снежном полотнище. И верно. На скале, неподалеку от входа в пещеру торчит из сугроба основательно занесенный, заснеженный человек.
-Ддддд-дддддд...
-Что? - удивляется Дракон.
-Ддддд-ддддннннн!
Покачав головой, Дракон цепляет окоченевшего гостя за воротник и несет внутрь, в тепло.
У огромного жаркого камина человек трясется, оттаивает. Спадают на пол и растекаются лужицами сугробы с плеч, волосы освобождаются от звонких сосулек, устраивая настоящую капель, одежда, покрытая ледяной корочкой, сбрасывает оковы. Только во что человек одет, не разберешь, поверх кафтана он обвязан огромным холщовым мешком.
-Дддд-дрр-акон! - слегка отогревшись, выговаривает гость толком не оттаявшими губами. -Ддд-давввай бббиться, Дракон!
-Биться? - Дракон меланхолично разглядывает темные талые лужицы на полу. - Ты, стало быть, рыцарь?
-Рыыццарь!
Надо же! Дракон ухмыляется про себя. - А где же твой меч?
-Ввыбросил, - сообщает Рыцарь. -Ххолодддная железяка!
-Вот как, - раскатисто хохотнув, Дракон выпускает к потолку клуб черного дыма. - Что же ты погоды не дождался?
-Дождешься тут у моря погоды! А ну как опередят, сокровища растащат?! Я же вот и мешок под золото приготовил, - Рыцарь любовно поглаживает грубую холстину и поднимается на ноги, - Так что хватит болтать, сдавайся! Сейчас я тебя одолею!
-Мешок, стало быть, не бросил? - хохочет Дракон. -Мешком меня одолеешь?
Понимая свою ошибку, Рыцарь конфузливо мнется в сторонке, мрачно поглядывая на занавешенный снегом выход за спиной у хозяина пещеры. Эх, кабы не холод! Дракон хохочет, так что скала дрожит, как будто глубоко под земным диском ворочается сама черепаха, мелкие камушки наперегонки сыпятся с потолка, пыль столбом. Рыцарь уже ничего не видит сквозь пылевую завесу, испуганно машет руками, вертится по сторонам, вытягивая тощую шею. И тут совсем рядом, из ниоткуда возникает желтый драконий глаз, а в следующую секунду на рыцарском воротнике смыкаются драконьи зубы. Горе-воин болтается в воздухе и кричит. Его Огнепламенное Величество шевелит крыльями, хлопает себя по боками и выбрасывает аэродинамически обтекаемое тело в плотное непроглядное белоснежие. И несколько мгновений, прежде чем лететь, падает-падает вниз, представляя себя снежной лавиной, просто потому что так интереснее. Метрах в десяти-пятнадцати от земли лавина резко меняет свои планы, раскрывает крылья и прорывается со своей притихшей ношей в низкие набухшие небеса.

Через несколько леденящих минут обмороженный отмороженный рыцарь, грозя небесам кулаком, валится с неба в сугроб на городской площади к радости разгулявшихся по случаю снегопада ребятишек и пущему страху мамок и нянек.


III - Дракон и Ведьма.

Снегопад такой, что ни зги не видно.
Совсем не драконоборческая погода. И совсем, к слову, не летная. Снег такой навязчивый, что навязает даже на крыльях, не тает и слепит глаза.
Тогда Дракон поднимается в облака. Там, наверху, наверняка, рассыпаны звезды, и он пытается разглядеть их. Крылья вздымаются и опускаются тяжело, так что вверх не очень-то летится. Он совсем один. Высматривает просвет, но рядом проскальзывает что-то темное. Рядом и назад, назад в туман. Он ощущает легкую тяжесть на кончике хвоста, и вырывается на поверхность облачной каши, волоча за собой собственный хвост, его кончик и то, что за него уцепилось. Отряхивается, обрушивая сверху снежные сугробы на снежные облака. Хвост болтает из стороны в сторону, но что-то по-прежнему держится за него.
Дракон оборачивается.
-Эй, - кричит ему с хвоста Ведьма и машет рукой, - Снежная ночь!
-Звездная! - отвечает Дракон, оборачиваясь, и осторожно поводит хвостом вверх, еще ближе в небо.
-Звездная, - соглашается Ведьма. - Поделим на двоих? - предлагает она. - Главное, не потеряться среди бурь и тумана. Грустно, когда это случается.
Дракон ухмыляется. Одному и звезды могут наскучить. -Главное, найти, с кем не потеряться! Грустно, когда кругом один снег.

Дальше они летят вдвоем на свете.
Сегодня. Завтра... После...
И Ведьма держится за кончик Драконьего хвоста.

Так начинается сказка.


Все авторские права принадлежат Тории! :sunny:

URL
   

главная